Точное время и дата:


Уважаемые жители Алтайского края!


Мы помогаем тем, кто не может самостоятельно выпутаться из паутины кредитных долгов, выстоять в борьбе с финансовыми спекулянтами, коллекторами, судами


Наша команда

Страница /nasha_komanda/ не найдена

«Але-мале»

Иллюстрация из интернета

Среди телефонных мошенников немало заключенных.  В последнее время они все чаще притворяются сотрудниками банков, методично обзванивают клиентов — и похищают у них сотни тысяч рублей. Тюремные колл-центры зачастую крышуют криминальные авторитеты и сотрудники администрации, а потому привлечь их к ответственности крайне сложно. О том, как устроен бизнес, который сами сидельцы называют «але-мале»,  рассказывает   «Лента.ру».

 

Стараются копировать банковских клерков

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, большая часть телефонных мошенничеств сегодня совершается из мест лишения свободы. Причем банковский сценарий уголовники начали использовать сравнительно недавно: вначале они практиковали схему: «Мама, я попал в беду».  

В большинстве случаев мошенники совершают «холодные» звонки: они не знают об абоненте практически ничего и действуют наугад. Чтобы получить личные данные жертвы, просят представиться и назвать номер карты — дабы удостовериться, что звонят именно тому человеку.

Злоумышленники пытаются во всем копировать сотрудников банков, их интонацию, типичные фразы, даже имитируют звук клавиш на клавиатуре компьютера.

Впрочем, тюремные аферисты не всегда действуют наугад: некоторые готовятся заранее, покупая в интернете или у нечистых на руку сотрудников банков клиентские базы. К таким мошенникам уровень доверия выше, ведь они уже знают, клиентом какого банка является абонент, и могут обращаться к нему по имени-отчеству. Еще один важный инструмент злоумышленников — подмена номера, когда звонок выглядит так, словно он идет из офиса банка (это можно сделать через виртульные АТС – примечание «Алтайского информационного портала защиты прав заемщиков»).

Любопытно, что в случае крупных мошенничеств заключенные работают в больших командах, до пятидесяти человек. Для обналичивания таким бригадам нужно много «левых» банковских карт — и их порой оформляют на студентов, нашедших «быстрый заработок» в интернете. Так совершенно случайные люди в поисках легких денег помогают преступникам, сами того не зная.

 

Кто крышует заключенных?

По словам руководителя портала Gulagu.net, правозащитника Владимира Осечкина, заключенные промышляют телефонным мошенничеством исключительно под покровительством сотрудников исправительных учреждений. Такой «бизнес» даже получил жаргонное название — «але-мале».

«У обычного заключенного в колонии телефона быть не может, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Те, кто промышляет мошенничеством, находятся под «крышей» коррумпированных сотрудников оперативного отдела колонии и «блатных» сидельцев».

 

Подбирают людей «с понятиями»

Обычно для «развода» выбирают двух-трех человек с подвешенными языками и психологическим чутьем. Таким, как у хороших специалистов колл-центров, способных убедить клиента купить у них самую ненужную вещь. Таким заключенным обеспечивают улучшенные условия и содержат их отдельно от других.  

При этом занимающиеся «але-мале» почти ничего не зарабатывают для себя: половина их дохода уходит криминальным авторитетам в «общак», другая половина — коррумпированным сотрудникам колонии и, в некоторых случаях, сотрудникам отделов собственной безопасности и оперативного управления регионального управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

«У тех, кто занимается «але-мале», не стоит вопроса, зарабатывать больше или меньше, — рассказывает Осечкин. — У них другая дилемма: будут тебя завтра бить или не будут, дадут тебе УДО или не дадут, принесут тебе домашнюю еду или тебя закроют в штрафной изолятор, и ты будешь там сидеть полгода в бетонном мешке на одной баланде».  

 

Неуловимые аферисты

Вопрос, кто будет отвечать за телефонные мошенничества перед стражами порядка, в колониях обсуждается заранее. Как правило, стрелки переводятся на одного человека — и это выгодно всей группе аферистов.   Тюремщики же обычно не только остаются безнаказанными, но даже могут препятствовать работе правоохранительных органов.

«Когда сотрудники МВД выясняют, что мобильный телефон, с которого звонит мошенник, находится в колонии, они не могут просто прийти туда с обыском, — говорит правозащитник. — Полицейские обязаны уведомить оперативное управление регионального УФСИН, что у них в производстве есть дело, и надо провести обысковые мероприятия и установить, кто пользуется этим мобильным телефоном. Информация об этом быстро доходит до тех, кто крышует мошенников, — и они заметают следы. Потому в большинстве случаев установить виновных очень сложно».

В том случае, если расследование дела пойдет успешно, одного из соучастников убедят написать явку с повинной. Впрочем, даже если его изобличат и осудят, он может отсидеть часть срока и выйти по УДО.  

Поделиться

Хотите получить бесплатную консультацию прямо сейчас? Оставьте номер Вашего телефона - наш юрист перезвонит Вам!

Похожие новости

Отзывы о работе нашей команды

Наши информационные партнеры